Интервью следователя Фрунзенского МСО г. Иваново СУ СК России по Ивановской области Мигушова Кирилла для газеты "Рабочий Край"

06 Апреля 16:45

Молодой следователь Фрунзенского МСО города Иваново СУ СК России по Ивановской области Кирилл Мигушов начал свою карьеру не с юрфака, а с Нахимовского военно-морского училища Санкт-Петербурга. Дальше окончил аспирантуру по философии, затем работал юристом в детской больнице и вот сейчас – Следственный комитет.

– Для того чтобы попасть на службу в Следственный комитет, необходимо пройти ряд проверок и испытаний: психологические тесты, полиграф, проверка знаний УК и УПК, а также основ криминалистики, кроме того, придется собрать большой объем различных справок и документов. На службу в ведомство всегда достаточно серьезный отбор. Вообще же в системе госорганов я с пятнадцати лет. В военном училище жил в казарме по уставу, служба мне не чужда, так что я пришел уже со сформировавшимся чувством гражданской ответственности.

– Повлияло на ваш выбор чтение детективов в детстве?

– Профессия детектива, популяризированная в книгах, конечно, привлекала. Но больше – возможность защитить права граждан, это – такая большая благородная цель. И я не разочарован ничуть. Романтизм присутствует и сейчас. Наверное, без него интерес к работе пропадет. Артур Конан Дойл до сих пор остается моим любимым писателем, и без прославленной им дедукции никуда. Кроме того, в профессии следователя нужен и определенный творческий подход, так как следственная работа многогранна. Формально она ограничена Уголовно-процессуальным кодексом, но в нашей деятельности приходится сталкиваться со всеми сферами жизни, от бытовых до высокотехнологичных, поэтому пригождаются все знания и навыки.

Доказательства на 200 процентов

– Вы работаете меньше двух лет, а уже есть громкие расследования преступлений, которые потрясли город и вас самого.

– На службу я пришел не со студенческой скамьи, мне было уже 27 лет и я имел определенный опыт юридической работы. Я был готов к тяжелой моральной нагрузке. Но молодому следователю, конечно, сначала дают уголовные дела более простые, чтобы он набрался опыта и знаний. Собрать достаточную доказательственную базу, сформировать уголовное дело – всё это сложный и трудоемкий процесс. Поэтому сложные уголовные дела: коррупционные, экономические, должностные преступления, дела прошлых лет, многоэпизодные, обширные по географии – обычно расследуют опытные сотрудники. Но вот недавно в моем производстве находилось одно уголовное дело – причинение 18-летней девушке тяжких телесных повреждений, повлекших ее смерть. С большой компанией она отмечала праздник, вместе отдыхали на берегу реки в черте города. Когда все друзья разошлись, ее 28-летний сожитель, от которого она ранее родила ребенка, в порыве внезапно возникшей ревности избил ее так, что она впала в кому, а позже от полученных травм скончалась в реанимации. В тот день в состоянии очень сильного алкогольного опьянения он тащил ее тело по земле, видели это многочисленные свидетели, они тогда и вызвали скорую помощь и полицию. Один из свидетелей, живущий в доме напротив, даже видел, как он избивал девушку. Но подозреваемый вину свою не признавал, каких-либо показаний не давал. По его словам, он уснул на берегу, когда вся компания еще гуляла, а проснулся, когда все уже ушли, и увидел рядом свою сожительницу без сознания с парой синяков на теле. Кто ее бил, он якобы не знал, и вообще, это свидетели его оговорили. Позже его версия была полностью опровергнута собранными доказательствами. По делу провели несколько экспертиз, в том числе психиатрическую, по итогам которой этот мужчина был признан вменяемым. Причем это был не единственный случай, когда он поднимал руку на девушку. Родители постоянно уговаривали дочь уйти от него, но она его любила и надеялась, что он изменится. В итоге ребенок остался без матери, сейчас находится под опекой бабушки и дедушки, родителей погибшей.

– Сложным было расследование?

– Пришлось провести большой объем следственных действий: допрошено более 30 свидетелей, очные ставки, проверки показаний на месте, восемь длительных по времени экспертиз, плюс сложности, связанные с ограничениями из-за пандемии. Доказательственная база с учетом непризнательной позиции должна была быть не на 100, а на все 200%.

– Есть у вас профессиональный азарт?

– Конечно. Всё это мне близко, в каждое уголовное дело я вникаю с огромным интересом. Расследовать преступления я хочу. И для этого необходимо ежедневно совершенствоваться: изучать приговоры по различным категориям дел и составам преступлений, беседовать с более опытными коллегами, учиться у них, читать профлитературу – постановления пленумов, обзор судебной практики, научные статьи. К тому же законодательство периодически меняется, поэтому всегда нужно держать руку на пульсе и быть в курсе всех нововведений. Конечно, в нашей работе есть и определенная рутина, но с самого начала я понимал, куда и зачем иду, и ни в чем не разочаровался.

Следователь – адвокат

– Есть ведь похожие, типовые преступления?

– Да, но каждое дело всё равно индивидуально, нужно тщательно установить все обстоятельства совершенного преступления, чтобы не допустить ошибок. Во время моего дежурства в управление пришла женщина с заявлением: в отношении ее несовершеннолетней дочери неизвестный мужчина прямо на улице днем совершил действия сексуального характера. Обратились они не сразу, а на следующий день, когда этого мужчину девочка с подружкой увидела в том же месте. Сотрудники полиции в результате оперативных действий и разыскных мероприятий этого мужчину задержали и доставили к нам. Пострадавшая его опознала, как положено, за специальным стеклом, перед ней были поставлены три человека, и указала она именно на задержанного. Это был взрослый мужчина, но, как оказалось, психически больной, находившийся под опекой родственника. Честно говоря, несмотря на то, что мы не могли не верить девочке, всё же я не был до конца уверен, что перед нами преступник. Мы должны были принять решение и предъявить ему обвинение – довольно серьезный шаг в уголовном деле. Все основания для этого были, но я не спешил, какие-то внутренние сомнения не давали покоя. В суд я вышел с ходатайством о продлении срока задержания до пяти суток. Надо было проверить всё, но в то же время и прислушаться к своей интуиции. С помощью коллег из спецотдела и спецоборудования были детально изучены звонки с его телефона. Также в течение этих пяти дней были получены и проверены записи более чем с десяти камер видеонаблюдения, расположенных в округе места преступления. Данные записи я изучил и пришел к выводу, что наш подозреваемый не имеет отношения к совершенному преступлению. Было установлено, что в это время этот мужчина именно в месте совершения преступления находиться не мог.

– Так это очень похоже на работу адвоката.

– Нет, это работа следователя, который в первую очередь должен всесторонне и тщательно установить все обстоятельства и только после этого принять процессуальное решение. Тот подозреваемый был освобожден и полностью реабилитирован. А спустя несколько дней задержали мужчину по подозрению в совершении аналогичных преступлений. Его опознали все потерпевшие, в том числе и несовершеннолетняя по нашему уголовному делу. Решением руководителя все эти уголовные дела были объединены в одно по признаку серийности. Дело передано для дальнейшего расследования в отдел по расследованию особо важных дел.

Высокие технологии вам в помощь

 

– По одному из образований вы философ. Не размышляли, может ли человечество когда-нибудь искоренить преступность?

– По моему мнению, никуда она не денется, к сожалению, учитывая, как общество развивается. Более того, она будет только совершенствоваться параллельно с техническим прогрессом. Вопрос только, какие формы приобретет со временем. Но и законотворцы, и правоохранители не будут сидеть сложа руки. Новые преступные деяния находят теперь очень быстро отражение в законах, Уголовный кодекс тоже меняется. У нас в следственном комитете буквально на днях создано подразделение по расследованию преступлений в сфере IT-технологий. Мы развиваемся ничуть не медленнее, чем преступники, у нас работают молодые, продвинутые в техническом плане специалисты. На каждое их действие у нас однозначно есть противодействие и механизм расследования даже самого высокотехнологичного преступления, будьте уверены